metall-dm.ru

Егор бероев косоглазие раньше не было

Неоднозначный Егор Бероев

Он стал популярным благодаря роли Фандорина в «Турецком гамбите»

Критики оценивают Бероева как весьма серьезного актера. В свободное время он занимается айкидо и верховой ездой. А еще просто обожает жену Ксению и дочку Дуню.

Егор родился 9 октября 1977 года в Москве. В его семье все были актерами. Его дед – знаменитый «Майор «Вихрь», Вадим Борисович Бероев. Актером стал брат Егора Дмитрий, его мама служит в Театре имени Моссовета, там же играли дед Вадим и бабушка Эльвира.

Всё это определило будущую профессию Егора. Дети из актерских семей не всегда становятся достойным продолжением родителей. Но этого не скажешь о Егоре Бероеве – превосходном актере и просто хорошем человеке.

Фото с сайта kino-teatr.ru

Сериалы, блокбастеры и драмы

Впервые Егор вышел на сцену в семь лет, ужасно стесняясь. Повзрослев, он неожиданно для всех поступил в театральное училище имени Щепкина. Егор решил идти именно туда, избегая зачисления по блату. «В ГИТИСе меня все знают, да и в Щуке тоже, как и во МХАТе, а вот в Щепке – нет», – говорил он.

После окончания Щуки его приняли в труппу МХАТа. На сцене Бероев дебютировал в спектакле «Борис Годунов». Позже он сыграл Меркуцио в «Джульетте и ее Ромео», Бориса в спектакле «И свет во тьме светит…», Освальда в «Привидениях».

Его дорога к славе была короткой – первые роли он сыграл в популярных сериалах, и зрители его быстро запомнили. Актеру доставались непохожие друг на друга роли. В «Семейный тайнах» его персонаж был владельцем клуба «Свалка», которого настигла смерть. А в сериале «Пятый угол», наоборот, случился хеппи-энд. В фильме «Игра в стиле модерн» Бероев продемонстрировал удивительную морозоустойчивость и чудеса джигитовки.

Но настоящая слава пришла с выходом на экраны «Турецкого гамбита» по роману Бориса Акунина. Картина была насыщена спецэффектами и собрала на площадке всех российских звезд. Неудивительно, что фильм посмотрела вся страна. Бероев стал едва ли не лучшим исполнителем роли Фандорина в экранизациях романов Акунина.

Начиная с 1994 года и по сегодняшний день, актер снялся в более чем сорока кинокартинах. О профессии он говорит так: «Когда я читаю сценарий, то всегда пытаюсь осознать ту меру ответственности, которую беру на себя как актер, который выйдет к миллионам зрителей с неким посланием, с некими идеями и ценностями. Это обязывает. Поэтому лучше не сниматься вообще, чем играть роли, за которые потом будет стыдно».

Главный в семье

В 2001 году актер женился на дочери Ирины Алферовой и Александра Абдулова Ксении. Сериалы помогли актеру не только в карьере, но и в личной жизни. Пара познакомилась именно на пресс-конференции Первого канала, посвященной новым сериалам.

Тогда Ксения Алферова закончила юрфак Московского университета и работала юристом. Бероев был начинающим актером, а Ксению благодаря фамилии знали все. Егор долго добивался ее руки. «Я просто не мог пройти мимо такой женщины, – рассказывал актер. – Когда увидел ее, сразу понял, что хочу, чтобы она была со мной».

Ксения Алферова буквально боготворит супруга. Она не хотела выйти замуж за актера, поскольку была уверена – среди них не бывает настоящих мужчин. Но судьба решила над ней подшутить: Ксения вышла замуж именно за артиста. Дочку Дуню она родила в 2007 году, и родители в ней души не чают.

Читать еще:  Почему болит в области глаза и отдает в голову?

В биографии Бероева дети вообще занимают главное место. Кроме общей с Ксенией дочери, у Егора есть еще одна дочь, которую тоже зовут Евдокия. Она родилась в 2001 году от гражданской жены актёра, причем об этом он узнал, когда уже была назначена дата свадьбы с Ксенией. Старшую дочь он не бросил и продолжает ее воспитывать.

Многие актерские семьи недолговечны, но Бероев и Алферова вроде бы абсолютно счастливы.

Когда в 2008 году Егор в паре с олимпийской чемпионкой Екатериной Гордеевой принял участие в шоу «Ледниковый период-2», они стали победителями телепроекта. Пошли слухи о романе Бероева и Гордеевой – слишком убедительно выглядели их нежные отношения на льду. Утверждали, что Гордеева увела Бероева у жены. «Егор, конечно, сложный и неоднозначный человек, – рассказал один из членов съемочной группы «Турецкого гамбита». – Но он не настолько глуп, чтобы скрываться от посторонних глаз в одном из самых крупных отелей в центре Москвы. Мне смешно оттого, что все верят в эту чепуху».

Супруги не комментировали эти слухи, а развода так и не случилось. За годы брака Бероева и Алферову «разводили» не раз, но они до сих пор вместе. «Семья – это очень важно», – считает Егор и старается быть в своей семье главным.

Фото с сайта kino-teatr.ru

Жизненные принципы

Многие невольно задаются вопросом, каким образом актеру удается сохранить уникальный образ, не испорченный популярностью? Почему его талант не растрачен в погоне за дорогими проектами, а Бероев по-прежнему востребован и любим зрителями?

По характеру Егор мягкий человек. Но несмотря на внешнюю «пушистость», отличается жесткими принципами. Он не берётся за пустых персонажей и к любой работе относится с огромной ответственностью. Так, в «Турецком гамбите» актер сам исполнил все сложные трюки, кроме одного. Когда нужно было прыгнуть с пятого этажа на четвертый, это сделал каскадер. Ну а всё остальное («поездка» под каретой, прыжок на воздушный шар) проделал сам актер. Он настолько любит рисковать, что хотел выполнить и упомянутый выше прыжок с пятого этажа – ему просто не дали этого сделать, и пришлось подчиниться.

В каждом фильме актер полностью выкладывается в стремлении создать правдивый характер. Для работы в картине «Такая служба, такая жизнь» он несколько месяцев служил в спецназе, осваивая то, что умеют «краповые береты».

Вся жизнь Бероева подчинена его профессии. Хорошо выглядеть – это часть его работы, и артист не представляет себя без айкидо и верховой езды. Среди талантов Егора есть еще один – завораживающий голос, придающий ролям особую проникновенность.

Актер признается, что не вписывается в рамки современной жизни. Он хотел бы перенестись в Россию начала ХХ столетия, ощутить набоковское время, «попробовать на вкус» то ощущение России, которое Набоков увез с собой, покидая родину.

Сегодня же, по мнению Бероева, у людей нет идеалов: «Все верят только в себя, любимого! Никто не ходит друг к другу в гости, все заняты мыслями о личном обогащении». Но, несмотря на все сложности, артист обожает жизнь во всех ее проявлениях. В свободное время он катается на горных лыжах, играет в теннис и пишет маслом картины.

Читать еще:  Болит глаз и увеличен зрачок

Удобная одежда и любимая Сицилия

Актер предпочитает носить комфортную одежду. Бероев и Алферова даже стали лицами одной модной марки модной. При этом Егор признался, что не особенно следит за модными тенденциями. «Чем старше становлюсь, тем проще отношусь к одежде, – говорит актер. – Так что я абсолютно далек от моды. Конечно, у меня есть свой стиль, который я нашел с годами опытным путем, но, в основном, предпочитаю ходить в том, что удобно. В общем, гораздо больше, чем себя, я люблю одевать свою супругу».

Целенаправленный шопинг – не для семьи Бероевых. Они заглядывают в магазины во время прогулок и путешествий. После таких приятных покупок платьев для жены в гардеробной уже не хватает места для вещей актера.

Фото с сайта kino-teatr.ru

Что касается интерьера своего дома, то супруги привлекали к работе многих дизайнеров, но потом поняли, что проще придумывать что-то самим.

Бероев вообще любит мастерить что-нибудь своими руками. Так, на даче в деревне он сделал стол и кухню, поскольку с юности занимался работой по дереву. Это занятие всегда успокаивало актера.

Есть у Бероевых и дом на Сицилии, но они говорят, что до его основательного обустройства руки еще не дошли. Ведь главное в доме на Сицилии – балкон и море, остальное не так важно.

Сицилия привлекла их тем, что ее обитатели по менталитету похожи на русских. По словам актера, «там все настоящее, начиная от еды и заканчивая людьми. Если помидор, то он пахнет помидором. Если это мясо, то настоящее мясо… Если ты чей-то друг, то ты сразу друг всего острова. И это навсегда».

Неудивительно, что семья Бероевых каждое лето едет на Сицилию. Егор, Ксения и их дочь Дуня обожают местную еду – полусыр полутворог рикотту, пасту, итальянские маслины и пикантный сыр ганганзолу.

Цитата: «Люблю жизнь в разных ее проявлениях, и мне все интересно. Наверное, жизнь без трудностей прекрасна, а жизнь с трудностями еще прекраснее!»

Отец Егора Бероева: «Я не могу уйти из этого мира, оставшись виноватым в глазах сына»

И на репутацию Леонида Викторовича в том числе. Не забывай, что он работает в органе ЦК КПСС!

И на репутацию, и на орган мне было плевать. Я продолжал общаться с кем хотел.

О том, какой я несносный, отвратительный тип, мать прожужжала Ляле все уши. Но она продолжала меня любить. И тогда Бруновская сменила тактику. Стала водить меня в какие-то компании, знакомить с готовыми на все девицами. Думаю, она намеренно меня подпаивала, надеясь, что прыгну к кому-нибудь в постель. Я ее замыслы видел насквозь, но на «светские рауты» иногда все же ходил. Было интересно, странно и смешно наблюдать за людьми из окружения тещи. За их манерами, стремлением казаться умными, значительными — этакими «сливками общества».

Я вообще был очень любопытен к жизни, но никогда в этом любопытстве не переступал черты. Не изменял ни себе, ни своей любви к Ляле.

Видимо поняв, что планы дискредитировать меня в глазах дочери безуспешны, Эльвира на какое-то время устроила мне едва ли не бойкот. При проживании в одной квартире это было затруднительно, но у нее получалось. Здоровалась сквозь зубы, строила брезгливые гримасы и презрительно фыркала. Меня это в силу здорового пофигизма не слишком задевало, а вот Лялька сильно переживала. Возможно, даже пыталась поговорить с матерью, убедить, чтобы та изменила отношение ко мне. Только ничем хорошим эти разговоры закончиться не могли — Эльвира и после замужества Ляли старалась всячески сохранить свое безраздельное влияние на дочь.

Читать еще:  Болит поясница темнеет в глазах

Летом я с театром уехал на гастроли, а когда вернулся, в квартиру меня не пустили.

Выставив на площадку заранее собранный чемодан, теща заявила:

— Все, ты здесь больше не живешь.

— Могу я хотя бы поговорить с Лялей и увидеть сына?

Вышел на улицу, топчусь возле подъезда. Вдруг выбегает Ляля: «Иди к Катьке Дуровой, я договорилась, она тебя приютит!» — и шмыг опять в подъезд.

С дочкой Льва Константиновича Дурова Екатериной Ляля дружила еще со студенческих лет. Я пришел, меня приняли, выделили угол. Через пару дней понял, что стесняю хозяев, стал искать съемную квартиру.

И тут на счастье встретил товарища по ЛГИТМиКу и Рижскому ТЮЗу Алексея Кузьмина. Узнав о моих проблемах, он предложил:

— Переезжай ко мне и живи сколько хочешь!

— А супруга возражать не станет?

— Нет, что ты! Она моих друзей привечает.

Месяцы, что провел в семье Кузьминых, вспоминаю как едва ли не самое счастливое время в своей жизни. И от Алеши, и от его жены исходил необыкновенный свет. Нужно было видеть, как они смотрят друг на друга. Это было волшебство соединения двух бесконечно близких друг другу людей. Вечерами мы подолгу сидели на кухне, пили чай, разговаривали.

Прибегала маленькая Аичка, их дочка. Забиралась на колени к отцу, потом — к матери. У меня в такие моменты в горле вставал ком. Нет, я не завидовал — просто понимал, что у нас с Лялей и Егором таких минут не будет.

С женой и сыном я встречался на нейтральной территории. Иногда Ляля, убегая по делам, оставляла нас вдвоем. Мы гуляли, играли, дурачились. Егорка был очень ко мне привязан, скучал, если долго не получалось увидеться.

Коллектив театра был прекрасно осведомлен о ситуации, которая сложилась в нашей семье, и поделился на две части. Одна, состоявшая из подхалимов, приняла сторону тещи, другая сочувствовала мне. До конца дней буду за это благодарен Фаине Георгиевне Раневской, Леониду Васильевичу Маркову, Ире Муравьевой.

Ирина в театре держалась особняком, ни с кем особо не дружила, но когда поняла: еще немного — и свалюсь в глубочайшую депрессию, проявила ко мне искреннее человеческое участие. Мы долго бродили по Садовому кольцу, беседовали, и я чувствовал, как внутри все оттаивает. Спустя много лет случайно встретились с ней в Париже. Я вел там курсы повышения квалификации актеров, «внедрял» систему Станиславского. Была Пасха, и проходя мимо православного храма, вдруг увидел выходящую из него Муравьеву. Мы бросились друг к другу, расцеловались по-христиански, поговорили как старые добрые друзья.

Все, кто чего-то стоил в профессиональном и человеческом плане, Бруновскую, мягко говоря, недолюбливали. «Старики» не могли простить гибели Бероева, которого очень уважали и любили, молодежи претило ее высокомерие.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector